Все новости
Годы и люди
9 Декабря 2019, 22:25

О светлом человеке и большом журналисте

Известному журналисту Ольге Кураевой-Медведниковой 9 декабря могло бы исполниться пятьдесят восемь. Всего лишь. Но не случилось - восемь лет назад её не стало. Её осязаемой оболочки, возможности дотронуться до неё рукой, услышать заразительный смех...

Известному журналисту Ольге Кураевой-Медведниковой 9 декабря могло бы исполниться пятьдесят восемь. Всего лишь. Но не случилось - восемь лет назад её не стало. Её осязаемой оболочки, возможности дотронуться до неё рукой, услышать заразительный смех... А всё остальное - умные, чуть насмешливые глаза, понимающие гораздо больше, чем порой представлялось, тихий раздумчивый голос, какое-то особое обаяние большой, глубокой, никем до конца не познанной и не понятой личности, осталось и живёт рядом, незримо присутствуя в мыслях, чувствах, снах. И ещё тоска по такому необходимому общению, теплу, искренности, редкому уму и такту.
Много лет мы были с ней коллегами и друзьями. Помню, с утра обычно обсуждали возможные «темы» материалов, способных всколыхнуть общественное мнение, задеть читателей «за живое», создать прецедент. В районной газете, которая выходила три раза в неделю, постоянно требуя новостей и событий «с колёс», это было непросто. «Тема - скромное счастье корреспондента районной газеты!» - смеялась Ольга. И это было действительно так! Любой профессиональной находке мы радовались, как дети. Время совместной работы - лучшее в моей журналистской жизни. Потому что Ольга Кураева была просто кладезем творческих идей, жизненной мудрости, умеющей «фильтровать» в уме любую информацию, по-настоящему толерантным человеком и, безусловно, «золотым пером» редакции газеты «Путь Октября».
Эта давняя фотография из моего архива - с заброшенной бобслейной трассы, некогда прославившей Мелеуз, была сделана осенью 95-го. Или шестого? Какая теперь разница! Только память о ней… Мы тогда так много и хорошо о чём-то говорили - о бренности бытия, о том, что часто боги смеются над нашими пустыми хлопотами, о горечи этой уходящей осени. И много молчали. С ней и молчать было очень комфортно. Как будто окутывало общее духовное пространство, в котором вы вместе и каждый сам по себе...