Мошенники прикидываются социальными работниками
Все новости
Социальный аспект
18 Октября 2019, 18:09

По ту сторону железной двери

«От сумы и от тюрьмы не зарекайся», - гласит народная пословица. Многие ли из нас задумывались о том, что происходит с задержанными, из которых значительная часть оказывается невиновной и освобождается до или после суда, когда за ними защёлкивается замок тяжёлой железной двери и дневной свет теперь придётся видеть через решётку, а небо - «в клетку»?

«От сумы и от тюрьмы не зарекайся», - гласит народная пословица. Многие ли из нас задумывались о том, что происходит с задержанными, из которых значительная часть оказывается невиновной и освобождается до или после суда, когда за ними защёлкивается замок тяжёлой железной двери и дневной свет теперь придётся видеть через решётку, а небо - «в клетку»?


Первый этап лишения свободы человека начинается с изолятора временного содержания при Отделах МВД. Конечно, есть условные ограничения в виде подписки о невыезде, запрете выезжать за границу и т. д. Но всё же реальное помещение под стражу, пусть даже на короткий срок, является само по себе серьёзным наказанием. В каких условиях содержатся арестованные и задержанные? Соблюдаются ли в полной мере их права? Каков контингент лиц, помещённых в камеры? На эти и другие вопросы члены Общественного совета Отдела МВД России по Мелеузовскому району во главе с председателем Виктором Воробьёвым попытались найти ответы в ходе рейда в изолятор временного содержания.


Соблюдая меры безопасности и контроля


Сотрудники ИВС, ссылаясь на требования безопасности, не разрешили делать фото- и видеосъёмку, попросили также оставить у дежурного на входе средства мобильной связи. Так что материал публикуется без фотографий. Из здания полиции через массивную металлическую дверь попадаем на территорию ИВС. Он состоит из двух блоков - один для административно задержанных, другой - для следственно арестованных. По новым правилам данные категории лиц должны содержаться отдельно друг от друга.


Первым делом нам показывают комнату досмотра. Здесь вновь прибывших задержанных осматривают на предмет наличия запрещённых веществ, предметов, телесных повреждений. Если они обнаруживаются, то сотрудник ОМВД пишет соответствующий рапорт. Информация по поводу имеющихся синяков, ран и т. д. также фиксируется в рапорте, берётся объяснительная с задержанного. Проводится и медицинское обследование, особенно на предмет опасных заболеваний, о котором могут не подозревать сами больные, представляя угрозу для сокамерников и сотрудников изолятора.


Далее расположена комната свидания, где пребывающие в изоляторе могут увидеться с родственниками. Рядом находится кабинет следователя, где проводятся следственные мероприятия с арестованными. Затем осматриваем медпункт, где поддерживается образцовый порядок. В комнате подогрева пищи сотрудница в погонах подробно рассказала, откуда доставляется питание, как контролируется его качество, пояснила процесс подогрева еды и раздачи по камерам, процедуру сбора посуды и его мытья. Судя по всему, санитарные требования выполняются неукоснительно.


В ожидании суда


Проходим дальше по коридору, где расположены камеры со следственно арестованными. Практически на каждом шагу установлены видеокамеры, по нормативу размещены первичные средства пожаротушения, действуют во всех помещениях пожарная сигнализация и принудительная вентиляция. На случай отключения электричества имеется бензогенератор. Возле дверей каждой камеры низко установлены кнопки тревожной сигнализации. «Сделано это для того, чтобы в случае ЧП, когда сотрудник изолятора будет повален на пол, то он смог бы дотянуться частью тела из лежачего положения до кнопки», - пояснил нам врио начальника ИВС, старший лейтенант полиции Ильгиз Фахретдинов.


Времени посетить каждую камеру не хватало, поэтому заходили выборочно. Женщины содержатся в отдельных камерах. Сотрудники нам пояснили, что, к примеру, в одной из них находится жительница г. Мелеуза, задержанная по подозрению в нанесении тяжёлых ран своему супругу с помощью ножа в ходе семейно-бытового конфликта.

Нас проводят в стандартную камеру, где содержатся мужчины. Прежде чем войти, сотрудник смотрит в зрачок железной двери камеры, оценивая обстановку, затем открывает ключом дверь, отодвигает засов. Дверь открывается, но её блокирует цепь - не менее важный элемент безопасности. Убрав цепочку, полицейский входит в камеру и разрешает нам войти. Возле кроватей в два яруса, на которых лежат матрасы, тёплые одеяла, подушки и чистое сменное бельё, на вытяжку стоят двое мужчин, подозреваемых в преступлениях. В камере явственно чувствуется запах табака. «Курят много, даже вентиляция не справляется», - поясняет страж правопорядка. Тем не менее, в целом в камере достаточно освещения, в тёмное время суток искусственное освещение подаётся по распорядку - включатель находится в коридоре. В камере есть стол, раковина, вешалка, корзина для мусора. Унитаз по новым нормативам отгорожен от основного помещения металлической конструкцией. Имеется и книжная полка, над которой размещена памятка с правами арестованных. Литературу берут из красного уголка, расположенного в конце коридора. Здесь в книжном шкафу хранится целая библиотека. По словам сотрудников изолятора, особо востребована печатная продукция по юриспруденции. Один раз в десять дней положено посещение душевой комнаты, но, как отмечают сотрудники ОМВД, по желанию обитателей камер, они могут чаще посещать душ.


Беседуем с арестованными. Оба - сельские жители. Один из них первый раз помещён в изолятор, был задержан за управление автомобилем в состоянии алкогольного опьянения. Другой сокамерник второй раз пойман на краже. Мужчины, по их признанию, исповедуют ислам. Член Общественного совета Рафис-хаджи Сафин провёл с ними беседу, объясняя, ссылаясь на Коран, тяжесть содеянного. Другого члена совета, настоятеля Богородице-Казанского храма, протоиерея Владимира Семавина попросил встретиться для личной беседы арестованный, считающий себя православным, из другой камеры, подозреваемый в мошенничестве, что и было сделано. Поможет ли им встреча со священнослужителями встать на путь истинный, покажет только время.


За свои проступки расплачиваются сутками задержания


Перемещаемся в блок для административно задержанных. Проходим туда через прогулочный двор. Над головами - металлическая решётка. Вот действительно, «небо в клеточку». Участок для прогулки по бокам также огорожен решётками. «Не менее получаса обязаны задержанные и арестованные находится на прогулке. Выводим по очереди, группами - содержащихся в отдельно взятой камере», - говорит нам старший лейтенант полиции И. Фахретдинов. Заходим во второй блок. Негромко работает радио. Здесь камеры большей площади, в которых размещаются до пяти человек. Войдя в одну из них, побеседовали с четырьмя молодыми людьми, задержанными в качестве административного наказания за различные проступки. Среди них нет матёрых преступников. «Вовремя не оплатил штраф в 500 рублей за распитие спиртных напитков в общественном месте, вот теперь закрыли на четверо суток, - говорит один из парней. - Главное, чтобы с работы теперь не уволили, а то всё равно штраф надо платить в двойном размере». «Нахожусь под административным надзором, - рассказывает о себе другой задержанный. - Вовремя не отметился, попал сюда. На работу в городе не могу устроиться, везде отказывают в трудоустройстве, если узнают, что осуждённый. Не хотят связываться. Выехать на заработки нельзя. Жить на что-то надо. Вот и получается замкнутый круг». Третий сокамерник также вовремя не отметился из-за того, что попал в больницу и не известил своевременно надзорные органы. Четвёртого задержанного, жителя д. Айтуган, остановили сотрудники ГИБДД, когда он был за рулём без водительских прав. За это получил пять суток… Члены Общественного совета ОМВД, как могли, ободряли ребят, призвав их «не сломаться», а совместно начать искать пути решения проблем.


Вместо эпилога


Несмотря на довольно удовлетворительные условия содержания, которые зафиксировали в ходе рейда члены Общественного совета, горечь, тоска и обида на судьбу чувствуются в голосе каждого задержанного и арестованного. Они напомнили героев известной пьесы Максима Горького «На дне». Конечно, социальные проблемы современного общества давят на каждого. Однако только от них самих зависит, смогут ли они отойти от беспросветного существования, начать жить по новому, делая хоть чуточку счастливее себя и своих близких.

Александр КОРИЦКИЙ.

Читайте нас: