Как распознать мошенника по 8 признакам?
Все новости
Страницы истории
29 Мая 2019, 13:09

История одной награды

Вернувшись из туристической поездки в Чехию, мой компаньон по строительному бизнесу привёз мне в подарок Георгиевский крест - награду, которую вручали во время Первой Мировой войны за участие в боевых действиях нижним чинам...



С 1807 по 1913 год он назывался знаком отличия Военного ордена Святого Георгия и был четырёх степеней. Подаренный мне знак отличался от вручаемых в России тем, что на нём не было номера степени и порядкового номера на кресте. Изучая литературу, я определил, что этот знак изготовлен одной из частных мастерских в Чехословакии после 1920 года.


Заинтересовавшись и прочитав много материала на эту тему, решил написать статью. Думаю, что она будет интересна тем, кто увлекается историей нашей страны. Опираясь на нескольких авторов того времени, я попытаюсь изложить своё мнение ещё об одной малоизученной странице нашей истории, хотя это происходило всего лишь 100 лет назад.


После начала Первой мировой войны в 1914 году в Киеве была сформирована Чешская дружина, состоящая из добровольцев-чехов, проживавших в Российской империи. Чехи, мечтавшие о воссоздании своего независимого государства, рвались на войну с Австро-Венгрией, в состав которой входила Чехословакия. Верховный главнокомандующий Русской армии великий князь Николай Николаевич Романов разрешил принимать в ряды дружины чехов и словаков из числа пленных и перебежчиков. К октябрю 1917 года в России сформированы две Чехословацкие дивизии общей численностью около 39000 солдат и офицеров. Было дано разрешение на формирование третьей дивизии. С 1914-го по 1917 год чехословацкие легионеры участвовали в боях в составе Российской армии против Германии и Австро-Венгрии. За участие в сражениях они получали боевые награды, в том числе Георгиевские кресты.


Чехословацкий легион


Во Франции был создан Чехословацкий легион, который подчинялся французскому военному командованию и Чехословацкому национальному совету. Формирования, созданные в России после Февральской революции 1917 года, тоже перешли в их подчинение. В октябре произошла революция, и большевики взяли курс на мир с Германией и Австро-Венгрией, а лидеры Чехословацкого национального совета ориентировали своих солдат на продолжение

войны в составе Антанты и хотели их отправить на Западный фронт. Но в марте 1918 года, после заключения Брестского мира, представители Совнаркома, Чехословацкого национального совета в России и Чехословацкого корпуса в Пензе подписали соглашение, по которому гарантировалась беспрепятственная отправка чехословацких подразделений во Владивосток. Оттуда они на кораблях должны были быть перевезены во Францию. Столь длинный маршрут объяснялся тем, что в Европе продолжались боевые действия. Отправка через Мурманск и Архангельск не состоялась из-за того, что там действовали немецкие подводные лодки. Соглашением предусматривалось, что солдаты Чехословацкого корпуса сдадут оружие, но в каждом эшелоне останется вооружённая рота. Предстояло перебросить во Владивосток 63 состава по 40 вагонов. Эта задача оказалась непростой, не смотря на то, что первый эшелон ушёл практически сразу после заключения соглашения. До Владивостока он добрался только через месяц. К маю 1918 года эшелоны растянулись по Транссибирской магистрали от Самары до Владивостока. Численность корпуса увеличилась до 50000 человек, так как к нему примыкали ещё пленные чехословаки.


Временное Сибирское правительство


К этому времени Красная Армия только создавалась, и её основу составляли отряды Красной Гвардии, чьи возможности серьёзно уступали регулярным подразделениям. У белогвардейцев ситуация была ещё хуже. Поэтому советское правительство было заинтересовано в том, чтобы чехословаки покинули Россию как можно быстрее. Французское военное командование не устраивало, чтобы Чехословацкий корпус покинул Россию, они хотели направить их против большевиков. Во Владивостоке высадились японцы, и они остановили эвакуацию. В среде чехословаков поползли слухи, что большевики хотят выдать их немцам и австро-венграм, хотя таких намерений у большевиков не было, и обстановка накалялась всё больше и больше.


14 мая 1918 года в Челябинске встретились эшелон чехословаков и пленных венгров, отпущенных большевиками по условиям Брестского договора. Между ними возник конфликт, переросший в драку с жертвами. Большевики арестовали виновных. Чехословаки силой освободили арестованных, разоружили красногвардейцев и захватили городской арсенал. Они создали свой Временный исполнительный комитет, который решил полностью порвать с большевиками. Узнав о происходящем, нарком по военным и морским делам РСФСР Лев Троцкий приказал разоружить чехословаков.


Попытки разоружения мятежников, предпринятые отрядами Красной Гвардии, потерпели неудачу. Солдаты Чехословацкого корпуса стали захватывать город за городом - Петропавловск, Курган, Новониколаевск (Новосибирск), Нижнеудинск, Канск. В начале июня мятежники захватили переправы через Волгу и взяли Самару. По их следам двигались антибольшевистские силы. 8 июня 1918 года в Самаре было создано первое антибольшевистское правительство - Комитет членов Учредительного собрания (КОМУЧ). 23 июня в Омске создали Временное Сибирское правительство.


Эвакуация легионеров



Отношения к Чехословацкому корпусу было неоднозначным и со стороны «красных», и со стороны «белых». На начальном этапе, участвуя в войне против Германии и Австро-Венгрии, они сражались за восстановление независимости своего государства. После того, как осенью 1918 года Чехословакия получила независимость, их основной задачей стало возвращение домой. Эта война между россиянами для них была непонятной, и они не хотели воевать.


Вернуться они могли только поддерживая жёсткую дисциплину и боеспособность, защищая себя от нападок и «красных», и «белых». Со стороны руководства молодого государства они получили указания не просто вернуться, а ещё и вывезти часть военной добычи.


Свидетели из числа участников Белого движения описывали происходящее так: «Отойдя в тыл чехи стали стягивать туда военную добычу. Склады их ломились от огромного количества русского обмундирования, вооружения, сукна, обуви и продовольственных запасов». Всего из Сибири было отправлено во Владивосток 30 тыс. вагонов военных трофеев. В конце 1919 года, когда стали наступать большевики, в Омске началась эвакуация Белой армии. «Длинной лентой между Омском и Новониколаевском вытянулись эшелоны с беженцами и санитарные поезда, направляющиеся на восток. Много беззащитных стариков, женщин и детей замёрзло в нетопленых вагонах, умерло от истощения или стало жертвой сыпного тифа. Немногим удалось спастись из этого ада. С одной стороны надвигались большевики, с другой - лежала бесконечная, холодная сибирская тайга, в которой нельзя было разыскать ни крова, ни пищи. Чехи отбирали поезда у беженцев, задерживали все поезда, в том числе санитарные эшелоны, следовавшие на запад. Более половины подвижного состава было занято под запасы и товары, приобретённые ими на Волге, Урале и в Сибири».


Переговоры о прекращении войны


Семь поездов Колчака также были остановлены из Омска, из них два эшелона - с золотым запасом России, который захвачен «белыми» у «красных» ещё летом 1918 года в Казани при помощи всё тех же чехословацких легионеров и переправлен в Самару. Затем при отступлении практически всё время его охраняли чехословацкие военные совместно с «белыми». И в начале января 1920 года эти эшелоны прибыли в Иркутск.


В конце декабря 1919 года в Иркутске власть захватили социалисты-эсеры и вступили в переговоры с большевиками о прекращении войны. В это же время «красные» вели переговоры с руководством Чехословацкого корпуса о беспрепятственном уходе последнего во Владивосток. Основными условиями были передача золотого запаса и сдача Колчака с его штабом Военно-революционному комитету в Иркутске. Эти условия были выполнены чехами, 15 января Колчака передали эсерам. Часть войск Колчака во главе с Каппелем, отступая от Омска, не смогла эвакуироваться по железной дороге из-за того, что там образовалась пробка. Они прошли на лошадях параллельно Транссибу около двух тыс. километров, вышли 7 февраля 1920 года на окраины Иркутска и попытались освободить Колчака. Чехи выступили против и поставили ультиматум - если Каппель будет брать Иркутск, то они вступят в бой. А также сообщили, что Колчак уже расстрелян, поэтому войска Каппеля ушли. И действительно, Верховного правителя Колчака расстреляли 7 февраля, попытка освобождения Каппелем ускорила его конец.


Возвращение домой


Утверждение о том, что Чехословацкий корпус был виновником многочисленных жертв среди раненых и мирного населения во время отступления из Омска является сомнительным, так как вина в этом лежит и на офицерах Белой армии, не сумевших организовать оборону в районе Омска. Но однозначно можно утверждать, что если бы легионеры ушли в 1918 году на север России и эвакуировались, масштаб Гражданской войны был бы меньше, она была бы менее продолжительной с меньшим количеством жертв как среди военных, так и мирного населения. Но этот вопрос решали не легионеры, а политики стран Антанты и руководство Чехословацкого национального совета, а легионеры оказались разменной монетой в их руках. Главной задачей руководителей корпуса было возвращение военнослужащих домой, и они эту задачу выполнили. Выезжая из Владивостока (по данным чешского доктора Раше), они наняли 12 иностранных пароходств для вывоза своих товаров и грузов. Также купили собственный океанский пароход «Легия» и наиболее ценные товары увезли на нём. Сами оплатили отправку 14% войск без помощи союзников. По прибытии в Чехословакию они создали Легионерский банк, который имел в 30-е годы самый крупный капитал в Чехословакии. Разговоры о том, что они забрали золотой запас с собой, не имеют доказательств, так как он был передан в Иркутске большевикам. Но актов передачи не было, учёта как такового не вели, и нельзя однозначно утверждать, что часть золотого запаса не была увезена.


Летом 1920 года все легионеры, а это более 56 тыс. солдат и офицеров вернулись к себе на Родину, и их многолетний поход закончился. За эти годы многие из военнослужащих, получивших награды за Первую мировую войну, утратили их, поэтому вынуждены были заказывать Георгиевские кресты и другие награды у себя в частных мастерских.


...Вот так история одной награды вернула нас к событиям тех далёких дней. Сегодня трудно судить о том, что происходило в те времена, так как время было суровое и нравы жестокие. Но историю, какой бы она ни была, нужно изучать, хотя бы затем, чтобы это не повторилось в наше время. Описать в небольшом газетном очерке эти события очень сложно. Те, кто интересуется историей, могут прочитать дополнительные материалы об этом периоде. А читателям, которые не знали об этом малоизвестном факте, надеюсь, было интересно получить дополнительные сведения об исторических событиях того времени.


Анатолий МИЗИН,

заслуженный строитель РБ.

Читайте нас в