Все новости
Страницы истории
6 Августа 2020, 16:20

Подвиг Мусы Джалиля и его товарищей бессмертен

25 августа исполняется 76 лет со дня казни фашистами великого татарского поэта Мусы Джалиля и его соратников Одиннадцать патриотов нашей Родины, осуждённые нацистским судом к казни, солнечным утром прошли эту дорогу достойно, не умоляя врагов о пощаде, как достойно они прожили свои короткие жизни, как достойно они вели подпольную борьбу против фашистского рейха в самом логове врага.

25 августа исполняется 76 лет со дня казни фашистами великого татарского поэта Мусы Джалиля и его соратников
114 шагов до бессмертия
От камер смертников тюрьмы Плётцензее в г. Берлине до помещения, где была установлена гильотина - страшное изобретение «цивилизации» XVIII века и взятое на вооружение фашистами в XX веке - было ровно 114 шагов.
Одиннадцать патриотов нашей Родины, осуждённые нацистским судом к казни, солнечным утром прошли эту дорогу достойно, не умоляя врагов о пощаде, как достойно они прожили свои короткие жизни, как достойно они вели подпольную борьбу против фашистского рейха в самом логове врага. Палачи с немецкой аккуратностью зафиксировали процесс по минутам. Казнь одиннадцати патриотов-антифашистов заняла полчаса времени - на каждого по три минуты. Гайнан Курмаш, Фоат Сайфельмулюков, Абдулла Алиш, Фоат Булатов, Муса Джалиль, Гариф Шабаев, Ахмет Симай, Абдулла Баттал, Зиннат Хасанов, Ахат Атнашев и Галлянур Бухараев.
…Внезапное нападение фашистской Германии в Советский Союз без объявления войны привело к огромным материальным и людским потерям. В первые месяцы войны сотни тысяч, миллионы, оказались в окружении, в конечном счету в плену, в концлагерях. Русские, украинцы, татары, башкиры, казахи, узбеки, кавказцы… Гитлеровцы считали Советский Союз слабой страной, неким лоскутным одеялом. Якобы, при трудностях народы передерутся между собой, «одеяло» разойдётся по швам. Политика и пропаганда, проводимые среди военнопленных, были направлена на эту цель. С одной стороны - невыносимые условия в концлагерях, с другой - агитация записаться в национальные легионы для борьбы против большевиков. После победы над ними кавказцам обещали разрешение на создание своей «независимой» республики, туркестанцам - своей, народам Поволжья и Урала - своего так называемого штата «Идель-Урал».
Шанс перехитрить коварного врага
В мае 1942-го в Берлинском отеле «Франкишоер» собралась группа белоэмигрантов и предателей, которая объявила о создании этого «государства». На стене висела карта, включившая в себя Татарскую, Башкирскую, Чувашскую, Марийскую, Мордовскую, Удмуртскую автономные советские республики, Челябинскую, Оренбургскую, Ульяновскую, Пензенскую области. Таким образом, гитлеровская ставка создала так называемый Татарский комитет «Татарише миттельштилле» и во главу его поставила сына муллы из Оренбургской области, Ахмет Темира, эмигрировавшего из СССР в конце 20-х годов. Он люто ненавидел советскую власть и большевиков. Впоследствии комитет возглавил состоятельный белоэмигрант Шафи Алмас.
Началась активная работа по привлечению в комитет наиболее образованных и подготовленных военнопленных для ведения идеологической работы в концлагерях и созданных срочным порядком в лагерях подготовки легионеров для борьбы с Красной Армией и преимущественно с партизанами, действовавшими в тылу фашистов. У многих узников, погибающих от пыток, голода, непосильной работы, появилась возможность вырваться из сущего ада. Естественно, они думали не о верной службе фашистам.
В итоге тысячи рядовых узников оказались в лагерях легионеров. Так и поэт Муса Джалиль, талантливый детский писатель Абдулла Алиш, педагог Гайнан Курмаш, инженер-строитель Фоат Булатов, экономист Фоат Сайфельмулюков, инспектор Госстраха Гариф Шабаев, журналист Ахмет Симай, работник культуры и журналист Абдулла Баттал, товаровед Зиннат Хасанов, бухгалтер Ахат Атнашев, бухгалтер Галлянур Бухараев и другие были привлечены в работу комитета.
Профашистским руководством перед ними была поставлены задачи по посещению лагерей легионеров, ведения агитационной работы против Советского Союза. Для этого использовались художественная самодеятельность, радио, периодическая печать рейха. Так создавалась эта группа. Но с первых дней формирования во главе с Мусой Джалилем она начала вести активную подпольную работу против фашистов.
Легионеры поворачивают оружие против «хозяев»
В ноябре 1942 года в Берлине начала издаваться газета «Идель-Урал», редактором которой являлся фашистский прихвостень Шафи Алмас. Муса Джалиль и его соратники сотрудничали с этим изданием и делали всё для того, чтобы сделать её если не антифашистской, то хотя бы нейтральной. Они публиковали в нём стихотворения о родной земле, о её красоте. Да и «эзопов язык», к которому умело прибегали Муса Джалиль и его соратники, делал своё дело против фашистов. Вместе с газетой джалильцы доставляли в лагеря легионеров антифашистские листовки. Вот содержание одной из них: «Товарищи красноармейцы! Под страхом голодной смерти обманным путём фашисты принудили вас вступить в легион, чтобы идти против своих отцов, матерей, братьев и сестёр. Поверните оружие против своих врагов - фашистов». Джалильцам удалось установить связь и с коммунистическим подпольем Германии.
Проводимая активная подпольная работа дала свои результаты. Ещё 9 сентября 1942 года из военнопленных татар, башкир и других национальностей Урала и Поволжья был сформирован первый батальон легионеров. «Обучив и идеологически подковав», их отправили против белорусских партизан. Перебив фашистских офицеров, с оружием в руках легионеры примкнули к партизанам. Впоследствии оставшиеся в живых присоединились к наступающим частям Красной Армии. Со вторым батальоном, отправленным вскоре за первым, случилось то же самое. Третий батальон под номером 827-й постигла трагическая участь. Он был направлен на Карпаты против партизанской армии Ковпака. Подпольем было решено влиться в эту армию, чтобы вести бои против фашистов. Но под видом ковпаковцев легионеров встретили бандеровцы, и многие легионеры погибли в неравном бою. Оставшиеся в живых разбрелись по лесам в поисках партизан. В любом случае они не повернули оружие против своих. Четвёртый батальон фашисты не посмели направить на Восточный фронт, отправив его против французских партизан. Но и во Франции легионеры вскоре оказались в рядах бойцов Сопротивления.
На фронтах войны с Советским Союзом начался перелом. Фашисты понимали, что идея использования военнопленных в борьбе с Красной Армией, с партизанским движением проваливалась. Они проводили активную работу по выявлению подпольщиков. Среди многотысячных легионеров нашёлся предатель - Махмут Ямалутдинов. В арестах сыграл свою неблаговидную роль и «президент штата «Идель-Урал»» Шафи Алмас. Забегая вперёд, скажем, что Ямалутдинов в конце войны в суматохе попал снова к своим. После войны тихий, ничем не примечательный мужчина работал заместителем председателя Боровского сельпо Кустанайской области. 24 апреля 1950 года он был арестован, и следственные органы доказали его причастность к провалу подпольной организации джалильцев. 16 октября 1950 года военный трибунал приговорил его к высшей мере наказания. 19 января 1951 года приговор был приведён в исполнение.
«Будем с боем прорываться к своим»
В конце июля 1943 года Муса Джалиль снова приехал в лагерь Едлино. Он привёз новую установку подпольного центра, поскольку после восстания в первом батальоне, гитлеровцы не решались больше посылать на фронт части Татарского легиона, было решено поднять восстание в самом легионе, соединиться с расположенными неподалеку Армянским легионом и польскими партизанами, затем с боями пробиваться навстречу наступающим частям Красной Армии.
Совещание состоялось 9 августа. В нём участвовали Муса Джалиль, Гайнан Курмаш, Фоат Сайфельмулюков. Гараф Фахрутдинов стоял на страже. Восстание было намечено на 14 августа. Но 11 августа начались аресты. Всего было арестовано около тридцати подпольщиков. Надев наручники, под усиленным конвоем их отправили в Варшавскую тюрьму. Начались бесконечные пытки, допросы. Допросы и снова пытки… На вопрос о партийной принадлежности все арестованные отвечали: «Я - коммунист». Менялись тюрьмы: Тегель, Шпандау, Дрезден, Моабит, Плётцензее…
Моабитская тетрадь как завещание гуманизма
В камерах их тасовали, как карты. Одно время Муса Джалиль и Фоат Булатов оказались в одной камере с бельгийским антифашистом Андре Тиммермансом. Он общался с ними, наблюдал, как мужественно вели себя советские патриоты. Ему удалось остаться в живых, передать самодельную тетрадь со стихами Мусы Джалиля в Союз писателей СССР. Во многом благодаря ему дошла в победившую фашизм страну правда о «предателях», коим считали до начала пятидесятых годов Джалиля и джалильцев. «Моабитская тетрадь» была опубликована многомиллионным тиражом, переведена на многие языки Советского Союза и народов мира. Мусе Джалилю посмертно была присуждена Ленинская премия, его удостоили звания Героя Советского Союза, его соратники посмертно были награждены орденами Советского Союза.
А пока… 12 февраля 1944 года имперский суд г. Дрездена одиннадцать подпольщиков приговорил к смертной казни на гильотине. В обвинительном заключении говорилось, что они обвиняются в подрывной работе против немецкого рейха. В вину им было поставлено создание подпольной антифашистской организации в комитете «Идель-Урал» и Волго-татарском легионе, печатание и распространение листовок, в которых призывали легионеров повернуть оружие против гитлеровцев, связь с коммунистическим подпольем Германии. Вооружённые восстания в легионе и переход военнопленных на сторону советских партизан оценивались как прямой результат деятельности подпольной группы.
Во время суда ни один из героев не отрёкся от своих взглядов, ни один не просил пощады у фашистов. В своём последнем выступлении Муса Джалиль сказал: «Мы горды тем, что внесли хоть маленькую лепту в дело Победы над фашизмом и жалеем лишь об одном, что не удалось продолжить эту борьбу». Он заявил, что преступление перед Германией совершили не они, а палачи Гитлера.
Почти полгода томились узники фашистской тюрьмы в ожидании казни. «Томились» - в данном случае не слишком верное слово. Ободряли друг друга, помогали друг другу. Несмотря на то, что фашистский топор навис над головой, Муса Джалиль продолжал писать. Патриотические стихи, наполненные ненавистью к врагам, любовью к Родине, родная природа, любовная лирика и… даже сатира и юмор. Известно, что поэт написал в фашистском плену более 120 высокохудожественных стихотворений и поэм. Более 90 из них составили «Моабитскую тетрадь»
Джалиль спел татарскую народную песню перед казнью
И вот, вывели их из камер. Они поняли, куда их ведут. Шли молча, опустив головы. Мусе захотелось как-то ободрить своих товарищей. Какие тут придумать слова? И вдруг он запел. Но запел не пафосную революционную песню, а татарскую народную. Песню подхватили. Несмотря на угрозы и окрики конвойных, с этой песней дошли до помещения казни. Они встали тесной кучей, касались друг друга плечами и… улыбались. Свидетель трагедии, католический священник Юрытко после написал: «Татары умерли с улыбкой».
В этот период фашистские гильотины работали, можно сказать, без перерыва. Казнили не только иностранных патриотов, но после раскрытия заговора против Гитлера также немецких граждан. Казни происходили конвейерным способом. Этим процессом руководил лично главный палач Германии Эрнст Равидель. Была, оказывается, и такая должность, и она передавалась в течение веков от отца к сыну. В конце войны он не успел убежать на Запад, и советская администрация Берлина узнала, что Равидель тихо, спокойно проживает в небольшом городке рядом с Берлином, владеет мыловаренной фабрикой. Двоих офицеров-татар Ишеева и Максютова (трагическая ирония судьбы: о подвиге и гибели джалильцев нашему командованию ещё не было известно, - авт.) отправили арестовать палача. Он был арестован и осуждён военным трибуналом к смертной казни.
Задумываясь о судьбе, силе воли, беспримерном подвиге одиннадцати джалильцев невольно задаёшь себе вопрос: «Где истоки этого?» Наверное, в семейном и школьном воспитании любви к родному языку, истории и культуре народа. В воспитании верности Родине, в советском патриотизме. Мусе Джалилю было тридцать восемь лет, все остальные - гораздо моложе. Они родились и выросли в разных концах Советского Союза: в Татарстане, Башкортостане, Казахстане, Узбекистане, Удмуртии, Пензенской области… Но их сознательная жизнь прошла при Советской власти, они воспитывались в комсомоле, в рядах Коммунистической партии.
Благодаря сплочённости, любви к Родине, готовности к самопожертвованию советский народ одержал победу над страшным врагом. В этой Победе есть и доля героев-джалильцев. Их подвиг бессмертен, их слава - вечна!
Мелеузовец в числе героев-подпольщиков
Фоат Булатов часто любил повторять: «Я родился в один день с Красной Армией». Такие же слова говорил чешский патриот Юлиус Фучик, казнённый фашистами, оставивший бессмертную книгу «Репортаж с петлёй на шее». Он, оказывается, тоже родился 23 февраля.
Отец Булата Зиятдин служил у мелеузовского купца приказчиком. С началом Первой мировой войны его мобилизовали в трудовую армию. Он так и не вернулся в с. Мелеуз, обосновавшись в г. Оренбурге. Семью (жену и троих детей, - авт.) взял к себе.
Фоат, младший ребёнок в семье, учился, провёл юношеские годы в Оренбурге. Здесь пересеклись жизненные пути маленького мальчика Фоата и подростка Мусы. Отец Фоата работал завхозом в медресе «Хусаиния», затем перешёл в артель «Восточный кустарь». Жила семья рядом, в подвале гостиницы «Урал». А семья Мусы жила в подвале «Хусаинии», где отец Мусы Мустафа работал дворником. Несмотря на разницу в возрасте, мальчики играли вместе, ходили на рыбалку. При необходимости давали отпор городским хулиганам.
Фоат вырос озорным, смелым мальчишкой. В школе учился хорошо, но иногда плохо слушался учителей и своих сестёр Амины и Нажии. В шестом классе он бросил школу и поступил в ФЗО. Получил специальность токаря, работал на заводе. К двадцати годам его характер стал более устойчивым. Подготовившись самостоятельно, сдал экстерном экзамены, чтобы окончить среднюю школу, и поступил в Ленинградский финансово-экономический институт. Год проучившись, он оставил этот институт, приехал в г. Казань и поступил в строительный институт. Студент окунулся в бурную общественную, культурную и спортивную жизнь института. Занимался в нескольких спортивных секциях, играл в самодеятельных спектаклях. Здесь он встретил свою любовь - студентку медицинского института Сагадат. Они поженились. Первый ребёнок Альфред, к сожалению, умер. Родилась дочь Асфира.
После окончания института он с женой уехал в Крым по направлению. Работал здесь на строительстве шоссейных дорог, и жена трудилась врачом в санатории «Горное солнце». Жили они там же.
В 1940 году Фоата призвали в Красную Армию. Служил он в Белоруссии. Их часть уже в первые дни войны попала в окружение. Как и тысячам военнопленных, Ф. Булатову пришлось испытать на себе все ужасы концлагерей. Позже он оказался в подпольной группе Мусы Джалиля и включился в активную борьбу против фашистов. Друзья уважали его за смелость, преданность Родине.
В честь Фоата Булатова назвал сына
Известен такой эпизод. Фашисты устроили очную ставку сидящего в камере смертников Фоата Булатова с арестованным по делу «предателей рейха» Фаритом Султанбековым. Ему угрожали, его били, чтобы он сознался в причастности Султанбекова к подпольной группе. Он отказался. Впоследствии Султанбеков говорил: «Меня только Фоат спас от смерти». После войны родившемуся сыну он дал имя своего спасателя.
Фоат с достоинством встретил смерть вместе с другими своими соратниками. В тюрьме он получил известие о гибели семьи и очень переживал. Якобы очередную группу жителей Крыма эвакуировали на одном из пароходов на «Большую землю». Фашисты разбомбили судно, а все пассажиры погибли. Весть оказалась неправдой, семья героя осталась жива. К сожалению, он ушёл из жизни, не узнав об этом.
Вместо эпилога
…В центре Казани, рядом с древним Кремлём, стоит величественный памятник Мусе Джалилю. Рядом на кремлёвской стене, на гранитных плитах высечены имена его соратников. Память о Мусе Джалиле и джалильцах увековечены в названиях улиц, площадей, теплоходов… И, наконец, в художественном и документальных фильмах, произведениях татарских, русских, зарубежных авторов. Одним из самых видных исследователей жизни и творчества Мусы Джалиля и джалильцев являлся татарский писатель и журналист Рафаэль Мустафин (1931-2011 гг.). При подготовке этого материала мы использовали факты из его книг «Муса Джалиль», «По следам поэта-героя», «Джалильцы», а также поэму Рената Хариса «Джалильцы», поэму Бруно Зернита «Песня на плахе», воспоминания сестры поэта Хадичи Джалиловой «О брате»…
На родине героев-джалильцев есть музеи, функционируют экспозиции краеведческих музеев. В их честь установлены стелы и мемориальные доски. Но до сих пор на малой родине Фоата Булатова нет даже мемориальной доски, на которой были бы примерно такие слова: «Здесь, в Мелеузе, 23 февраля 1913 года родился герой-антифашист, соратник Мусы Джалиля Фоат Зиятдинович Булатов. Казнён в фашистском Берлине 25 августа 1944 года».
В нашей сегодняшней жизни ещё немало «белых пятен». Думаем, что в год 75-летия Победы советского народа над фашистской Германией вполне можно добавить ещё одну героическую страницу в мелеузовскую летопись.

Закир АКБЕРОВ,

журналист, писатель, житель г. Кумертау,

Анвар ХАЛИКОВ,

ветеран труда, житель г. Мелеуза.

Фото из Интернета.
На снимках: Памятник Мусе Джалилю в г. Казани.
Портрет Фоата Булатова.